Автор Тема: Право расправить крылья  (Прочитано 657 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Dmitri Saksa

  • Administrator
  • *****
  • Спасибо
  • -Дано: 55
  • -Получено: 65
  • Сообщений: 2946
  • Пол: Мужской
  • Dmitri Saksa
    • Falcoresearch info
  • Из города: Таллинн
  • Владелец: Falco cherrug
Право расправить крылья
« : Октябрь 25, 2012, 15:45:07 pm »
Сильные руки подбросили птицу в воздух. Кто-то крикнул: "Ну, давай, лети!" Крылья не слушались - взмах, еще один. Нет, не получается. Птица устало приземлилась в сугроб и замерла.

Накануне самку сокола-кречета нашли в аэропорту в посылочном ящике при отправке почты. Когда сотрудники Управления ФСБ по Камчатскому краю, линейного отдела милиции на транспорте и службы авиационной безопасности вскрыли коробку, они изумились. Птица была подвешена внутри на тканевых приспособлениях. Крылья и лапы крепко спеленаты, на голове - прикрывающая глаза шапочка-клобучок.

Осмотрев кречета, ветеринар сделал вывод - птица в ящике находилась не меньше двух суток. Оставалась слабая надежда, что молодость и жажда свободы победят. Однако попытка выпустить пленницу на волю не удалась. Сильнейший стресс и поврежденные лапы не оставляли ей шансов выжить в дикой природе. Реабилитационный период затянулся надолго, но закончился, к счастью, благополучно.

Эта история, произошедшая в 2007 году, в общем-то, нетипична. Больше попыток вывезти сокола-кречета с Камчатки подобным образом не фиксировалось. Скорее всего, браконьеры ставили жестокий опыт, выясняя, выживет ли птица, отправленная на материк почтой. Поводом поэкспериментировать стали участившиеся факты задержания курьеров, перевозивших птиц, сотрудниками милиции и ФСБ. Пронести сумку с живым товаром на борт самолета, следующего в западную часть России, становилось все сложнее…


За соколом ясным, за кречетом красным…
Кречет на Руси известен издревле. Уже в XI веке киевский владыка Олег построил на княжьем подворье соколиный двор. Упоминаются кречеты и в знаменитом произведении Древней Руси "Слово о полку Игореве".

При Ярославе Мудром в первом своде русских законов - "Русской правде" - виновные в краже сокола наказывались огромным по тому времени штрафом - гривной кун (связкой шкурок) в пользу владельца да тремя гривнами - в княжескую казну.

Долгие годы, находясь под татаро-монгольским игом, русские княжества платили дань, в числе которой, как одна из наиболее драгоценных вещей, числились соколы, главным образом, кречеты.

Этого кречета удалось спасти

В XVI веке наряду с соболиными шкурками кречеты были самыми желанными и наиболее ценными подарками. Ими платили подати, их дарили царям и их приближенным. Птица ценилась в полном смысле слова дороже золота. Башкиры отдавали трех скакунов за одного белого кречета.

Чтобы удовлетворить спрос на кречетов, русским князьям приходилось организовывать так называемые соколиные ловы. Двинские помытчики (соколятники) ловили их на Мурманском, Терском, Поморском, Летнем и Зимнем берегах Белого моря, Канинском камне. Ловля, добыча кречетов была одно время на Руси монополией государства. Помытчика, если он причинял кречету вред, могли сгноить на каторге.

Пойманные птицы проходили специальное обучение. Кречета выпускали в особую комнату, заполненную водой, посреди которой становился соколятник. Не найдя места для присада, сокол вынужден был садиться на руку или голову человека. Так постепенно и привыкал к нему.

Потом птицу приучали идти на хозяйскую руку, одетую в перчатку. Кречета носили на руке и кормили мясом каждый день, пробуя приманивать, предварительно привязав на длинный шнур и увеличивая расстояние. Так птица привыкала к голосу хозяина и считалась выученной, если возвращалась на руку без шнурка и приманки.

Только после этого кречета начинали притравливать к живой добыче в поле, сначала на чучело с куском мяса, а затем на зайцев или птиц.

Опытный соколятник обучал питомцев за две недели. После этого птицы служили человеку до 10 лет.

Величавое зрелище представляла древняя соколиная охота. Целая армия служителей и придворных отправлялась верхом в московские Сокольники. Сокольничьи ехали вокруг царя, держа птиц на руке, одетой в расшитую шелками и жемчугом рукавицу. Головы соколов были прикрыты колпачками, которые закрывали им глаза и мешали взлететь раньше времени.

Лишь когда начинала подниматься выгнанная загонщиками с собаками дичь - утки, гуси, цапли, - спускали соколов, и вся многочисленная кавалькада мчалась вслед.


Птиц выпускают на погибель
Сегодня в России соколиная охота уже не столь популярна. Зато в арабских странах она около двух тысяч лет считается национальной традицией. Правда, исключительно для богатых. Человеку среднего достатка запрещено даже прикасаться к гордым птицам.

В Объединенных Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии, Сирии, Кувейте и ряде других государств проводятся соколиные базары и выставки, созданы элитные питомники для ловчих птиц. В них работают сотни человек - ветеринары, ученые-орнитологи, охотники, не говоря уж об обслуживающем персонале. И, на первый взгляд, развлечение арабских шейхов выглядит вполне невинным. Однако есть одно "но".

Выше всего у ближневосточной знати ценятся именно соколы-кречеты. Те самые, которых на Руси в старину именовали красными и которые никогда не обитали в арабских странах.

Шикарные белые дворцы, элитные скакуны без единого темного пятнышка, режущие глаз белоснежные одежды - все это в арабском мире является признаком роскоши и благополучия. Птица для соколиной охоты тоже должна быть светлой, практически белой. Среди ловчих птиц чисто-белые - не только кречеты, кстати, и они всегда имеют какое-либо количество пестрин, белыми бывают еще ястребы-тетеревятники, живущие на северо-востоке Азии, в том числе на Камчатке. Эти птицы тоже имеют вполне определенный коммерческий спрос. Состояние популяции тетеревятника на Камчатке лучше, чем кречета, но и у него есть уже проблемы, потому данный вид занесен в Красную книгу Камчатки.

Россия едва ли не официально на международном рынке считается эксклюзивным поставщиком в арабские страны диких соколов-кречетов. В других государствах, на территориях которых проживают эти элитные птицы, законодательство настолько жестко по отношению к браконьерам и курьерам, что проблемы незаконного отлова кречетов попросту не существует. К тому же, в скандинавских странах распространены соколиные фермы, где выращиваются, а потом на законных основаниях продаются ловчие птицы. Россия - пожалуй, единственная страна, откуда к шейхам поступают дикие самки кречетов. Почему именно самки? Потому что они крупнее самцов, обладают лучшими ловчими качествами. Причем упор делается на молодых особей - у них и окрас эффектней, и приручаются они лучше. Правда, и стоят дороже. Но богатые арабы, покупая элитную птицу, не скупятся. Даже, несмотря на то, что чаще всего используют ее лишь во время одной охоты. Это тоже традиция - выпустить птицу.

Период соколиной охоты в арабских странах совсем невелик. Он приходится на часть российской зимы. После того, как действо заканчивается, "добрый" арабский шейх выпускает сокола на волю. Что это значит для российских кречетов, догадаться нетрудно. Через несколько дней изнывающая от жары обезвоженная птица погибает. На родине она прожила бы 25 - 30 лет и оставила бы после себя птенцов…


Камчатка - соколиный край
Доктора биологических наук, орнитолога, профессора кафедры Камчатского государственного технического университета Евгения Лобкова без натяжки можно назвать главным специалистом по соколам-кречетам на Камчатке.


Птицам закрывают глаза и связывают лапы

Благодаря его исследованиям, проводимым еще с 70-х годов прошлого столетия, мы сегодня имеем более или менее четкое представление о популяции этого краснокнижного вида птиц на Камчатке.

- Сокол-кречет - вид полярный, - рассказывает Евгений Лобков. - Он обитает по всей окружности земного шара в зоне арктических тундр и субарктики - на севере североамериканского континента, в Гренландии, Исландии, самом севере Европы, вдоль Евразии до Чукотки. Но местами кречет спускается южнее. Камчатские гнезда - самые южные в ареале, - отмечает Евгений Георгиевич, - мы выяснили это не так давно. Сначала было предположение, что соколы-кречеты в центральную и южную Камчатку кочуют и мигрируют сезонно. Но удалось доказать, что полуостров до самого юга входит в ареал постоянного обитания вида.

Самым "соколиным" местом является Корякское нагорье. Когда начинались исследования, думали, что там гнездится несколько десятков или от силы сотня пар соколов. А на самом деле популяция состояла почти из тысячи особей!

Практически везде, где были скалы, отвесные морские берега, обустраивались пары соколов-кречетов.

Они занимали также гнезда других птиц, свитые на деревьях.

Тогда, в семидесятых, подсчитывая гнезда и яйца в кладках, нам и в голову не приходила мысль, что пройдет всего десять лет, и за птенцами соколов-кречетов начнется масштабная и безжалостная охота.


Наука скрывала информацию
Браконьерская добыча соколов-кречетов началась приблизительно с середины 80-х годов прошлого века. Эту дату называет Евгений Лобков. Соглашается с ним и заместитель руководителя Агентства по охране и использованию животного мира в Камчатском крае Владимир Гордиенко.

- Стали поступать сообщения о том, что странные заезжие граждане забирают из соколиных гнезд птенцов, - продолжает Евгений Георгиевич. - Для того чтобы обнаружить гнездовья, привлекались местные жители, нанимались вертолеты.

А уже в самом начале 90-х годов, когда с разницей в пять лет от предыдущих исследований производился учет кречетов, я пришел в ужас. Облетев несколько так называемых модельных участков, мы нашли лишь пустые гнезда.

Можно сказать, что браконьеры, изучая камчатскую популяцию соколов-кречетов, шли с нами параллельно. Они понимали, что информацию от науки получить очень непросто. Узнав об их интересе, мы старались "закрывать" все наработки по этим птицам.

Например, лишь в 2007 году была опубликована статья, информация для которой собиралась в течение двадцати лет. Мы умышленно, в целях сохранения популяции, не выходили с ней на международные конференции. Признаюсь, очень обидно было наблюдать, как ученые используют данные 50-летней давности, при том, что у нас имелись совсем свежие наработки…

К началу 90-х годов прошлого века браконьеры поняли, что забирать птенцов из гнезд невыгодно. Их трудно содержать, кормить, ставить на крыло. Много птенцов погибало при перевозке.

Именно тогда были зафиксированы первые случаи охоты на взрослых особей.


Пришлите, пожалуйста,.. птичек
Природоохранные структуры в начале 90-х годов задерживали ловцов кречетов в Петропавловске и на его окраинах, - говорит Владимир Гордиенко. - Нам звонили горожане и сообщали о фактах незаконной охоты. Приходилось выезжать на свалки, на свинокомплекс, где были замечены браконьеры. Несколько раз даже привлекали ОМОН. Тогда же стало известно, что на полуостров из центральных регионов прибывают специалисты-соколятники с целью исследования возможностей отлова птиц.

- Естественно, интерес к ситуации на полуострове, прежде всего, формировался за рубежом. После развала СССР многие почему-то решили, что в России перестали действовать международные конвенции, - рассказывает Евгений Лобков. - Директор одного из чешских зоопарков прислал письмо. В нем он обращался ко мне как к ученому-орнитологу и просил посодействовать в приобретении белоплечего орлана и камчатского глухаря. Ссылался он на то, что якобы ему известно, что на территории нашей страны перестала действовать Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС). Эта конвенция запрещает вывоз и ввоз в коммерческих целях данных видов, кроме экземпляров, являющихся вторым поколением при размножении в питомниках. Естественно, ни орлан, ни глухарь в Чехословакию не поехали.


Кречет в коррупционном футляре
На рубеже прошлого и нынешнего веков пришло время бить в колокола тревоги. Именно тогда стало понятно, что природоохранные организации самостоятельно не в состоянии справиться с проблемой. Популяция кречетов сокращалась буквально на глазах.

- За помощью мы обратились в органы внутренних дел, - вспоминает Евгений Георгиевич. - На севере полуострова нашлись люди, которые по-настоящему болели за богатства страны, боролись с незаконным промыслом птиц, работали с местным населением. В аэропорту "Елизово" сотрудники линейного отдела на транспорте пресекали вывоз кречетов за пределы Камчатки. В качестве эксперта меня десятки раз привлекали для "опознания" изъятых из багажа курьеров птиц.

Я не могу с уверенностью утверждать, что произошло. Но через какое-то время выявлять курьеров стали все реже. В чем причина - в банальной халатности или в коррупционном факторе и подкупе должностных лиц, без имеющихся доказательств говорить нельзя. Но факт остается фактом - спеленатых и обколотых снотворным птиц, обкладывая бутылками с холодной водой для терморегуляции, вывозили, да и вывозят сумками за пределы полуострова.


На помощь приходят чекисты
В начале прошлого десятилетия пришла идея обратиться за помощью к сотрудникам органов безопасности,?- комментирует Евгений Лобков. ?- И сегодня, я считаю, именно ФСБ является силой, способной остановить браконьерский промысел птиц. Я заявляю об этом с уверенностью, потому что имел возможность наблюдать итоги работы в данном направлении сотрудников УФСБ по Камчатскому краю и на севере региона, и в Усть-Большерецком районе. В ходе одной из операций, кажется, в 2004 году, чекистам удалось купировать всю цепочку от ловцов до заказчиков на материке.

В октябре прошлого года сотрудники Агентства по охране и использованию животного мира в Камчатском крае и краевого УФСБ провели совместный рейд в Олюторском районе.

Вертолет авиации ФСБ в течение девяти дней работал на севере полуострова. Результаты не заставили себя ждать.

- Мы обнаружили несколько браконьерских стоянок, оборудованных по последнему слову техники, - рассказывает Владимир Гордиенко. - Зачастую охотники за кречетами использовали для проживания рыбацкие станы, закрывшиеся после лососевой путины, а на один из участков и вовсе был специально завезен вертолетом сборный домик. Высококачественные продукты питания, электрогенераторы, видеотехника, спутниковое телевидение должны были скрашивать браконьерам длительное пребывание вдали от цивилизации. И если такие условия были созданы для жизни, то что уж говорить о "работе". В браконьерском арсенале имелись современнейшие спутниковые телефоны, оружие, палатки, бинокли, лодки типа "Ахиллес", моторы "Ямаха", крупные суммы денег.

Приземлившимся на берегу бухты Шлюпочной участникам рейда удалось с поличным задержать двух граждан, занимавшихся отловом птиц. В бочках, спрятанных под лодками, чекисты нашли двух привязанных самок кречетов. Неподалеку обнаружилась ловушка, представляющая натянутую на колышки сетку периметром два на два метра. Посередине такой сетки обычно для наживы высаживается голубь. Пикируя на добычу, кречет путается в ловушке и уже не может взлететь.

В ходе осмотра в браконьерском лагере были найдены клобучки - специальные шапочки, надеваемые птицам на головы, путы на конечности птиц, клетки с голубями. И, как оказалось, охотились злоумышленники не только на кречетов. В лагере удалось обнаружить головы двух незаконно добытых снежных баранов. В отношении граждан, подозреваемых в совершении преступления, возбудили уголовное дело.

Всего же в ходе октябрьского рейда чекисты и сотрудники Агентства побывали на девяти точках, изъяли пистолет, три карабина, три гладкоствольных охотничьих ружья, более 200 патронов, пять ножей, два лодочных мотора, резиновую лодку, четыре палатки и оснащение для поимки птиц - многочисленные сети, ловушки, клетки…Кречетов и голубей выпустили на свободу.


"Попугайчиков везем"
Возбуждение уголовного дела в отношении ловцов соколов можно считать большой удачей. Доказать факт участия в незаконном промысле непросто. Чаще всего кречетов изымают в момент перевозки. Курьеры, а большинство из них на самом деле являются и охотниками, никогда не сознаются в том, что поймали птиц. Чем завершится разбирательство по "октябрьскому" делу, пока не ясно.

Вертолет авиации ФСБ прибыл на браконьерский стан

Между тем прецеденты, когда суд выносил обвинительные приговоры лицам, задержанным при перевозке птиц, на Камчатке имеются. К исправительным работам с удержанием 10 процентов заработка в доход государства были приговорены два гражданина, задержанные в Мильковском районе при перевозке 38 особей кречетов. В момент задержания их сотрудниками УФСБ по Камчатскому краю, злоумышленники утверждали, что являются лишь перевозчиками…

Также вели себя и братья Хачатряны, задержанные в елизовском аэропорту в ноябре 2010 года за попытку перевозки восьми особей соколов-кречетов.

Сотрудники УФСБ по Камчатскому краю поднялись вслед за ними в салон самолета и попросили предъявить к осмотру ручную кладь. Не рассчитывающих на такой исход событий граждан сняли с рейса и препроводили в отделение милиции. Там оба брата пытались выдать кречетов за попугаев и страстно доказывали, что сумки чужие, а о наличии в них краснокнижных птиц они и не догадывались. Конечно, им никто не поверил. Нелегальный груз был изъят. Птиц передали на реабилитацию. Хочется продолжить - в специальный реабилитационный центр. Однако такого учреждения на Камчатке нет. Четыре года назад из-за отсутствия средств закрылся Центр по защите диких птиц.

- У Агентства по охране и использованию животного мира в Камчатском крае нет даже лицензии Минприроды на содержание кречетов, - говорит Владимир Гордиенко. - Были случаи, когда птиц приходилось передерживать реабилитационный период на дачах. Единственным приемлемым местом временного проживания для пострадавших пернатых является ферма разведения алеутских казарок. Содержание редких соколов - дело затратное. Они нуждаются в особом уходе, усиленном питании. Финансирования в полном объеме на это, увы, не предусмотрено.

А братьев Хачатрянов наказали. Им назначили максимальный штраф, предусмотренный российским законодательством за данный проступок - две с половиной тысячи рублей.


За охоту на кречетов - в тюрьму!
При том, что на первой стадии посредничества кречет стоит от двух до восьми тысяч долларов США, а в арабских странах за наиболее ценную особь можно получить 500 тысяч долларов, подобное наказание выглядит нелепым, - заявляет Владимир Гордиенко.

- В 2008 году была принята методика исчисления размера вреда, причиненного объектам животного мира, занесенным в Красную книгу РФ. За каждого незаконно выловленного кречета при причинении ущерба нарушитель должен выложить 250 тысяч рублей. Но в этом документе ничего не сказано о содержании, продаже, транспортировке птиц! - продолжает Евгений Георгиевич. - Мы неоднократно поднимали вопрос о необходимости ужесточения наказания.

(Окончание следует)

Людмила ШИТОВА.
Фото предоставлено Владимиром ГОРДИЕНКО и сотрудниками УФСБ по Камчатскому краю.
Октябрь 2012.
Club MOLNIA & Eesti Linnuhuviliste Ühing & Falcoresearch.info
В обучении и охоте с ловчей птицей, результат один: рано или поздно, остаешься без неё… ©®